Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:40 

о радостях, сне и героине

Осенний
В этом году кокосовых орехов не было – в мире шла война ©


В жизни Эшли были всего две радости. Первая – это сон. Если его мало, то всё безрадостно. Зато когда сна много, жить, как будто, неплохо. Второй радостью был героин. С ним любая беда не беда, и друзья найдутся всегда. Но были у Эшли и проблемы. Во-первых, героин постоянно забирала мама. Откроет утром портфель, найдёт там и заберёт. Ещё и поругает: «Ай-яй-яй!» Ещё мама не давала валяться по утрам, что уже совсем ни в какие ворота не пролезало. Во-вторых, учителя не любили, когда кто-то ширялся или спал прямо на уроках и тоже нередко лишали Эшли обеих радостей. В-третьих, Эшли не любила боксёров, а боксёры не любили Эшли. В-четвёртых, уличным хулиганам тоже хотелось хоть какой-то радости в жизни, и они выпрыгивали из-за углов. Набрасывались на Эшли, отбирали всю наркоту и убегали. Словом, к концу дня радости почти не оставалось. Разве что на рукав немного в драке просыплется, тогда вечер пройдёт не совсем уныло. А если удастся унцию утаить, тогда можно и друзей позвать. Только не было у Эшли друзей. Всякие любители халявного героина, а не друзья. Нет радости – считай, ничего нет. Поэтому хоть какая-то да должна быть. Даже если это клей или средство от кашля. Впрочем, это-то как раз и ясно. Что с этим делать - не ясно. Клей не так хорош, как героин. Что же получается – радость для избранных? Кого хулиганы не трогают и боксёры любят? Эшли глубоко несчастна.

@музыка: Sergeant, Eugene And The Lizards

18:03 

пикник боблеистов

Осенний
Взял я вчера санки, Мику и пошёл на горку. На гору даже. Если кто не в курсе, у нас вчера 40% месячных осадков за день выпало. Снега кругом столько, что машины буксуют, люди местами по пояс пробираются. А горка была большой и опасной. Горка в парке Горького. Мы на неё сразу посмотрели и решили – ну нафиг. Как-то уж больно много сосен, детей и автобусов рядом с нею было. Пошли на маленькую, для слабаков. Потом на среднюю. В конце концов и до большой добрались. Копчики поотбивали, снега наелись, домой все белые, оледенелые и с мокрыми задницами притащились. Именно притащились – санки на плечах, ноги шаркают, в каждый сугроб падали отдохнуть. Это классно – ползать в снегу по колено. Рыть там тоннели всякие, прыгать в него с высоты. Или на полном ходу слететь с санок и по хаотичной траектории на животе или ещё чём-нибудь, как бобслеист без бобслея, миновав пару сосен, зарыться головой в сугроб. Тоже классно. Потом в ванной под пеной и выпивкой отмокать. Стало даже как-то боязно за то, что санки уже отдавать надо, а зимы всего месяц остался.

@музыка: Hadouken

12:51 

>_<

Осенний
опять разругались
очень
сели читать
я – детскую литературу
она – про кино
потом не прощались
стояла хмурая
вся по-кошачьи серая
хотел написать
уже после, ночью
раздумал
всё
наверное

17:54 

one more

Осенний
На улице просто класс. Ваще, не описать словами. Я там не был, но мне кажется, что там здорово. Снег в окне уже четвёртый час идёт. Железную дорогу замело. Машин не видно. В окне кругом лес, поэтому и не видно. Но если бы они там были, посреди леса, их бы тоже замело. И -12 на градуснике. А мне ещё два часа работать. Сидеть в смысле. Или час хот бы, больше я вряд ли выдержу. Вскочу и убегу в пургу. На мне двое штанов, двое свитеров, высокие ботинки, варежки, пальто на подстёжке шапка из шерсти – я теперь могу подковы гнуть, что хочу, делать. Пойду карандаш заточу.

Самое плохое – это то, что когда я соберусь всё-таки уходить и посмотрю перед этим в окно, мне в раз перехочется гнуть подковы. И из всего многообразия поступков чудесным зимним вечером решу помыть кружку, заточить карандаш и смести с тумбочки сахар.

12:57 

время разбрасывать

Осенний
Мне внезапно захотелось
Всё на свете удалить
Окна, стулья, ручки, двери
Разбрасать и развинтить

Я сегодня рано утром
Стёр всю музыку и вот
Голове теперь уютно
Перестал болеть живот

А вернусь домой с работы
Что-то снова удалю
Фильмы, игры, банку шпротов
Впрочем, шпротов пощажу

Очень многие предметы
Жалко взять и потерять
Хоть они способны место
Только в доме занимать

Очень жалко избавляться
От давно забытых групп
Кто их знает? Пригодятся
Может, мало ли, а вдруг?

Мой дневник мне стал не нужен
Как и номер МТС
Абонент устал, простужен
И ушёл в дремучий лес

@музыка: Gliss

@темы: рифмы

15:10 

ещё зимнее, с ударением на "е"

Осенний
Жду, когда же принесут конфеты, печенье, чернослив. На работе без этого никак. Вообще никак, ни туда и ни сюда. У вас была тяжёлая ночь, спали вы мало и хотели бы ещё, но нет. Завтрак закончился слишком быстро, троллейбус долго не ехал, капли для носа не работают – негатив. А на работе нет еды. Нет никакого экшена: чистки мандаринов, размешивания сахара, вскрытия банок. Никакой поступательной работы, КПД всего туловища стремиться к нулю. Ваши руки и ноги атрофируются, мозг умирает, всё, что вам остаётся, это... это... Нет, ничего вам не остаётся. Смерть в угрюмом одиночестве ближе к обеду.

Работы нет. Прихожу, сижу часов восемь и домой иду. Уже даже сам просил – дайте мне чего-нибудь, скучно же. Не дают. И занимать себя ничем не хочется, даже книги не читаются. Вчера по пути домой отвалилась нога. Подобрал, прикрутил, утром снова отвалилась.

Хожу всякими путями запутанными, ищу горки ледяные рядом с домом. Не попадаются что-то. Санки на даче. Мама в больнице. Да ещё нога эта... Зато с музыкой всё в порядке: шил вчера весь вечер чехольчики для проводов.

@музыка: D'espairsRay

@настроение: человек или укроп?

12:45 

зимой

Осенний
Никогда не думал, что зима – это так неприятно. Раньше как-то даже нравились морозы под тридцать, снег, пальто. Нравилось, когда всё сначала растает, а потом вдруг замёрзнет, и очень скользко потом. Идёшь тогда и через каждый шаг ногу вперёд выставляешь, едешь. А вчера подумал, что ещё только половина зимы прошла, и мне не понравилось. Что ещё целый месяц делать? И потом ещё, пока не потеплеет? Когда тепло, можно хотя бы походить где-нибудь, съездить куда-то. А сейчас не хочется, домой бы добраться. И не потому, что холодно. Просто есть целая куча неприятных вещей, от которых хочется поскорее избавиться. Иней на воротнике, губы болят, руки обветриваются, насморк. Думаешь про себя: вот бы с горки покататься, в снежки поиграть или просто в снегу поваляться. А как выйдешь, получишь в лицо минус десять, двадцать, а тут синоптики и вовсе под тридцать обещали – какие снежки, какая горка? Зимой всё развлечение – в кино сходить. Может быть, ещё на выставку какую-нибудь. Но случается это так редко, что большую часть времени развлекать себя приходится самому, что делать очень не хочется. Хочется придти, лечь пораньше, чтобы встать пораньше и пораньше уйти с работы. А потом опять лечь пораньше. Аудиокниги отсортировать, ковры выбить, курицу потушить. Это всё столько времени отнимает, что можно бесконечно заниматься. Так, может, как-нибудь пересилить себя да пойти, совершить пару героических погружений в снег? Я, пожалуй, так и сделаю. Наверное. Может быть.

Одного выходного очень мало. Будто и не было, даже не поспал толком. И в Египет, наверное, не поеду.

@музыка: the Coral

14:37 

Сказка об обречённости

Осенний
Однажды. Мм... однажды, однажды. Однажды Уве отправился в будущее и повстречал там самого себя.
До этого он редко он встречался с собой. Никогда почти не встречался. Только один раз, когда брился утром перед зеркалом.
- Привет, - сказал Уве из будущего.
А другой Уве, из прошлого, выхватил револьвер и выстрелил в ответ. Тот, второй, из будущего, стоял перед ним толстый и неопрятный. Смотрел ленивым взглядом, живот почёсывал. Вот Уве и пристрелил него, как дикую утку. Такой толстый и ленивый, с пультом от телевизора в руке. Бр-р-р-р-р... Но тот, кто считает, что можно врываться в будущее и стрелять там по уткам, глубоко ошибается. По закону сохранения энергии на место чего-то уничтоженного надо положить или поставить что-то целое. Равнозначное. Уве поставил табуретку. Большего его приятель из будущего не заслужил. Каково же было удивление Уве, когда по возвращении в настоящее он сам стал табуреткой. Тогда Уве отправился обратно и поставил вместо табуретки кошку. После, когда сам стал кошкой, ещё много раз возвращался в будущее и менял кошку на книжку, книжку на чайник, чайник на белку, белку на практикум по теоретической физике – ничего не помогало. Тогда Уве решил остаться сам. И только он так решил, всё вернулось на круги своя. Зажил он хорошо, но не долго. Вскоре к нему в гости заглянул какой-то толстяк, подозрительно похожий на него самого в очень старомодной одежде с револьвером.

Короче, если сейчас у кого-то что-то не так, то впереди безрадостное будущее, и лучше сразу соглашаться на табуретку.

The end.

@музыка: Pure Reason Revolution

15:31 

2D

Осенний
«Аватар» в 3D оказался очень похож на «Аватара» в 2D.

из картона сделаны вторники
из картона дома, магазины
окна и подоконники
из картона чайники
столешницы, секретарши
красотки в купальниках
в Антарктике льдины
теле- и радиобашни
мопеды и лимузины
картон не горит, не мажется
я полностью не уверен
в картонной природе вселенной
но так мне кажется


Работы нет, вечеринок нет, музыкант во мне дремлет. Хорошо ещё, что кормить не перестали. У меня там сегодня дешёвая печёночная котлета, пюре и щи.

@музыка: Chariots

@темы: рифмы

20:47 

будто бы

Осенний
Чтобы купить билеты в наш единственный 3D-кинотеатр на «Аватара», мне пришлось приехать за час до открытия касс и после ещё отстоять 3 часа в очереди. На прошлой неделе, когда кино там только стартовало, билеты расхватали на неделю вперёд за 14 минут, только сегодня продажи возобновились. В общем, Спарта отдыхает, тут ещё безумнее.

Мама умудрилась сломать голень, лежит теперь с гирей. И долго ещё будет лежать. Дома стало пусто. И долго ещё будет. Застой у меня. Это как когда хочешь хорошее кино посмотреть, качаешь, смотришь... А там туфта. Качаешь ещё одно, смотришь! И там туфта. Забиваешь на сон, смотришь третье! И тут вдруг оказывается, что первое по сравнению с ним были не таким уж и плохим. Но так как оно всё-таки было плохим и даже очень, то лучше от этой мысли не становится. Становится только хуже, потому что усилия приводят к всё более плачевному результату. А на часах три часа ночи, ты, понятное дело, не высыпаешься, приходишь на работу хмурый, вечером опять смотришь – и снова туфта. Берёшь гитару, открываешь новый учебник блюза, два часа на него гробишь, но всё равно ничего сыграть не можешь. Чувствуешь, что какой-то хреновый учебник. Берёшь другой – там то же самое. Берёшь третий, и – о ужас! – только ли учебник хреновый? Качаешь много музыки. Очень много музыки, решаешь, что теперь весь твой интернет-канал будет забит только музыкой. Масса новых незнакомых групп, слушаешь их одну за другой... И не нравится. Одну за другой, одну за другой. Берёшь книгу, читаешь несколько страниц и бросаешь! Потому что не цепляет. Понимаете, о чём я? Злит, всё злит. Хаос порядка. Ничего не происходит, кругом порядок, но в нём будто бы буря. Будто бы, потому что никакой бури нет.

@музыка: Vaux

15:01 

ничего

Осенний
Ничего не делаю. На работу, с работы, на работу, с работы. И ещё незнакомые английские слова записываю. А больше ничего. И всё равно не успеваю. То на работу не успеваю, то с работы, то в банк забежать, то в магазин. Почитать на успеваю, голову вымыть, ем всё время остывшее. И ещё не высыпаюсь. Недавно прилетает ко мне зубная фея. Говорит, загадывай сколько хочешь желаний, ты хорошо поработал. Я обрадовался – наконец-то, воздалось за муки земные. Денег прошу, остров в Тайланде, жить вечно, iq высокий... Прошу всё это, а она летает из комнаты в комнату, как оса, взгляд не поспевает. И всё время переспрашивает: «Что?» А я бегаю, руками машу, подпрыгиваю. И не успеваю за ней. Я в зал, она на кухне, я на кухню, она у меня в рукаве, я в рукав – она кричит: «Что?!» Я кричу про свободное перемещение в пространстве-времени. Из зала доносится: «Что?!!!». Кончился зубной порошок, фея улетела. Может, что-то до неё и дошло, и у меня теперь есть где-то собственный остров... А, может, и нет.

@музыка: Vaux

16:29 

о живописцах

Осенний
В одном дворе жил придворный живописец. Выходил по утрам, пейзажи городские рисовать. Детей в песочнице, собак, старух всяких на скамейках, машины, велосипеды, динозавров, самолёты в небе, трещины на асфальте. По двадцать картин в день рисовал, и все своих покупателей находили. Деньжищи большие, стабильный доход, и любил его весь двор. А в другом дворе жил другой живописец, который рисовал для души. Всякие треугольники, кружочки, яркие пятна, отпечатки ладоней. Рисовал мало, когда нечем заняться было, и никому не показывал. Разве что иногда, через окно. Но внимания на них никто не обращал. Потому что непонятно было, и ценники в углах какие-то уж очень большие. То есть первый живописец был придворным, а второй – не для всех. Чтобы подчеркнуть разницу, второй выдумал себе сложный лексикон, манеры, завёл друзей со странностями, назвал свою квартиру студией. Потом у него и покупатели нашлись – богатые ценители всего необычного. На заработанные деньги второй живописец открыл школу художеств, где обучал всех желающих за большую плату своему искусству. Нашлись газеты, которые оценили его, как мастера, тонко играющего на чувствах и фантазиях. Популярность первого начала падать. Его картины были простые, дешёвые и в больших количествах. Тогда как второй рисовать перестал совсем, и всё его творчество сделалось уникальным. Немногие могли похвастаться у себя над камином его полотнами. Даже если это были практически голые полотна, а порой и вовсе не загрунтованные. Работы тяжёлого, безденежного периода – вот, как это называлось. Вскоре второй живописец сделался пригородным, а затем и мировым. Переехал в большой особняк, именуемый центром мироздания и искусства, а свою старую студию объявил святыней. Первого живописца оттуда выгнали, чтобы не было по соседству со святыней никаких чёрных пятен мещанства. Из придворного он стал подпольным, потому что поселился в подвале где-то на краю города, и едва сводил концы с концами. Краски подорожали, т.к. по мнению Мастера, они не должны попадать в руки простым любителям. Но помня, с чего начинал сам, выпустил особую серию акварельных 2H карандашей четырёх цветов, чтобы у каждого был шанс подняться из грязи в гении.

Время шло, а картин Мастера не прибавлялось. Напротив, они убавлялись. Где пожар постарался, где вандалы – не суть. Важно, что миру хотелось новых шедевров. Ученики хоть и старались, платили не меряно и тоже пользовались популярностью, но всё же их работы были далеки то шедевральности. Мазки чересчур жёсткие, души нет, искренности. В общем, решил второй живописец снова за дело взяться. Собрал прессконференцию, сделал ряд заявлений. По специальному заказу были изготовлены золотые кисти с мехом вымирающих видов животных, палитры из редчайшего чёрного дерева, лаки и краски по специальному составу вымерших цивилизаций. Закрылся Мастер с этими сокровищами в особняке и начал вторить. И не что-нибудь, а картины неслыханного масштаба и размаха. Карту вселенной и автопортрет. Набросал красок, растёр руками, поводил кистями, попрыскал растворителем, закрепил лаком... Получилось очень хорошо. Особенно автопортрет. Буйство красок и отсутствие каких-то конкретных очертаний говорили за себя. Шедевры ушли с аукциона за неслыханные деньги. Несколько стран даже продали себя другим странам, чтобы только купить входные билеты на аукцион.

Мало кто знал, что в глубине души Мастер был несчастен. Несмотря на бешенную популярность и богатство, рисовать он не умел. А подпольный художник за час другой мог такое сотворить с холстом, что даже удивиться не сможешь. Как должное просто воспримешь – талант у человека. И теперь уже он рисовал для души. Даже хуже – он всё время для неё рисовал, а вот у Мастера с этим были проблемы. И тогда он решился – взял и нарисовал картину «Птица на ветке». И изобразил птицу не разноцветной кляксой, а кособоким треугольником со скруглёнными углами – туловище. Нарисовал треугольник поменьше внутри – крыло. Две палочки с кружком – голова и шея. Треугольный клюв, лапы-палочки. Раскрасил её в белый. Хоть холст уже был белым, он всё равно раскрасил. А потом пожалел, что потратит краску, такую дорогую. И ветку сделал настоящей, а не абстрактной. Целый день рисовал, потом вынес на улицу и давай всем показывать. «Птицу на ветке» кое-как поняли, но вот последовавших за ней «Зайца в лодке», «Собаку на сковороде», «акулу в джунглях» понимать не стали. Прогорел талант – вот, что подумали все. Школы живописи от Мастера стали закрываться, а популярность его поползла вниз. Через совсем немного времени, она иссякла окончательно. Особняк пришлось продать, за мех вымирающих животных, развал нескольких стран и чёрное дерево – заплатить огромный штраф. Вернулся Мастер на свою старую улицу, которую объявили проклятой, чтобы как-то компенсировать былую святость. В старой квартире не оказалось ни воды, ни отопления, ни газа, ни электричества. Потому что не платил за них никто. Пришлось жечь картины и обедать красками. Хорошо, что изготовлены они были из натуральных ингредиентов. Первый живописец за период подпольной жизни успел снова собрать поклонников, стать обратно придворным, обстроить свой подвал с удобствами и даже провести пару выставок.

Но этим всё не кончилось. Было бы несправедливо, если б всё просто вернулось на круги своя. Зло должно быть проучено, поэтому добавлю, что общество астрономов нашло второго живописца и за создание карты вселенной наперекор наукам поколотило его. И со скалы сбросило в море. Внизу были острые камни – никаких шансов выжить. Но для пущей убедительности его подняли и ещё раз сбросили. А потом сожгли. Потому что не в меру рьяные фанаты всего необычного горят в аду. Артхаус должен сдохнуть.


Вообще эта история должна была стать маленьким абзацем про художника, который мог нарисовать всё, кроме своего портрета, но в процессе безделья на работе у меня возник спор. В очередной раз услышал мнение о том, что если человек безграмотен, то он дебил и ему место среди дебилов. Плохо пишет – значит, мало читает – значит, маленький словарный запас – значит, не может точно выразить мысль – значит, дебил. В очередной раз услышал, что слушать аудиокнигу и читать – это далеко не одно и то же. И что если читаешь какой-нибудь отстой, то ты всё равно дебил. В пылу даже мои стихи вспомнили, сказали, что ошибок там сотни. И 21 прочитанную книгу Перумова. В общем, ценители прекрасного мне сегодня не по нутру. Мне вообще жарко и спать хочется.

@музыка: Vaux

13:24 

Осенний
Порой бывает тяжело
Подняться утром на работу
Но я привык, мне ничего
И в понедельник, и в субботу

Порой бывает нелегко
Ложиться раньше часа ночи
А то и трёх, что ого-го
Как утром жить потом не хочешь

Но тяжелее остальных
Даётся путь домой с работы
Плетёшься на своих двоих
А дома ждут дела, заботы

И снова ляжешь поздно спать
И снова утром очень страшно
Весь день не жить, а оживать
Чтоб завтра снова лечь "пораньше"


Надо нанять амбала, который, если после 11 вечера я ещё не сплю, будет хватать палку и бить меня по голове.

@музыка: Pure Reason Revolution

@темы: рифмы

19:05 

астрофизика и кефир

Осенний
Жили были пять астрофизиков. Каждый вечер они собирались в пабе, заказывали себе пива и спорили. Первый астрофизик верил в теорию относительности. Ходили какими-то никому не известными тропами, искривлял пространство-время и умел добираться до паба за t=0,41с. При это нередко опаздывал на минут 20-30. Второй астрофизик придерживался квантовой механики. Никто не мог сказать наверняка, где он находился в данный момент и чем там занимался. Постоянно куда-то неожиданно пропадал и так же неожиданно появлялся. Даже степень его алкогольного опьянения исчислялась вероятностью в процентах. Третий астрофизик был самым каверзным и проповедовал теорию струн. Каждый раз разную. Никакого пива по его мнению не существовало. То, что им подавали по 2 бакса за пинту, являло собой лишь жалкую проекцию оригинала в ущербном трёхмерном измерении и не вряд ли заслуживало трети своей стоимости. Апогеем теории струн обычно становилась игра по пустых бокалах аккордами барэ. Четвёртый астрофизик любил супергравитацию. И крайне редко виделся с третьим, хотя и сидел с ним за одним столом каждый вечер. Ибо существовали в разных измерениях. У одного их было 10, а у другого 11. Отличие было принципиальным, поэтому они предпочитали не замечать друг друга, чтобы не портить стройность своих версий.

Был ещё пятый астро-физик. Его теория заключалась в том, что жизнь похожа на фруктовый кефир. На вопрос, почему, он отвечал: «Хрен его знает». И странное дело... Когда хозяин паба не слишком разбавлял водой свою примитивную трёхмерную проекцию спиртного, эта версия устройства мира казалась куда убедительнее остальных четырёх.


Это я к чему? *после минуты попыток сформулировать мораль* Хрен его знает. Простоты какой-то хочется. Работать статуей, созерцателем узоров на стенах, испытывать спальную мебель. Всякие жизненные стремления и порывы не по мне.

@музыка: Robots In Disguise

13:05 

звёздный бег

Осенний
Жил был Я. Каждый вечер Я надевал космические кальсоны и отправлялся в бездну. Поплавать, расслабиться, почитать при свете квазаров. Здорово – ходить в открытый космос прямо из дома в одних кальсонах. Так всем кажется. И только Я знал, что это одно из самых страшных заблуждений в истории. Как теория суперструн, только хуже. Как происхождение от обезьян и миф, что куриное яйцо нельзя раздавать в руке. Можно, однажды Я убедился и пошёл в ванную отмывать брюки. Так вот, чтобы радовать свои рецепторы ему с каждым разом приходилось уходить всё дальше. А что такое «дальше» в бездне? Это не далеко и не близко. Это просто с ума сойти сколько. Даже больше, чем до Парижа или Лондона. Даже с учётом, что до Лондона ещё и по морю плыть, - всё равно дальше. Гораздо дальше. Но как же так выходило, что Я успевал на работу к 10 утра и опаздывал не более 4 раз за месяц? Очень просто. То есть очень сложно, но объяснить просто. Если мчаться со скоростью света и много разворачиваться, вертеться, переворачиваться в пути, время остановится. А если ещё немного поднажать, то на обратном ходу оно даже слегка отползёт назад. На пару тысяч лет. Не много, но на дорогу домой хватает. Пару тысяч туда, пару обратно – и ты дома, сидишь на кухне, греешь чайник. Даже воздуха в рот набирать не нужно. Только с каждым разом нажимать приходится всё больше. В два, в четыре в восемь раз быстрее. А как иначе? Космос огромен. Обойдёшь окрестности и мчишься дальше. Бывать там, где никогда не был. Читать в свете железных звёзд. Носиться, как угорелый тысячи лет, пропускать телепередачи и сериалы, не пить на корпоративах, не высыпаться, плохо работать и рано уходить, постоянно опаздывать...

Однажды вечером Я никуда не полетел, а сел смотреть телевизор и чуть умер со скуки. Тоже своего рода экстрим. Посмотришь пару часов – и жить хочется, как никогда. Можно даже растолстеть и поглупеть для большей остроты. Однажды Я просто не влез в свои космические кальсоны и не смог никуда полететь. С тех пор его посещаемость работы значительно выросла, а счастья стало больше. Потому что хоть в простых вещах его и меньше, чем в сложных, но самих простых вещей вокруг больше. А космос – штука, как ни крути, сложная.

~ * ~

Припёрся я сегодня на работу, а делать нечего. И после работы нечего. Никаких больше великих целей, пьянок, прыжков с парашютом. На ёлке гирлянда сгорела, с музыкой не ладится.

Грежу «Аватаром». Ай да кино, какое здоровское, что нарадоваться не могу. Трижды в кинотеатр ходил и собираюсь продолжать в том же духе. Потом достану режиссёрскую версия, которая 4 часа 18 минут, в 1080p качестве, и буду смотреть каждый день с двух мониторов. Заполнять внерабочее время. Обогащаться духовно. Я от него балдею, как когда мне было 8, и я смотрел диснеевского «Аладдина». Как когда много лет назад драл обои и услышал оригинальную версию песни «Moonlight Shadow». Как когда читал в 8 классе Перумова с его алмазным и деревянным мечами. Правда, тут есть и минус. Когда «Аватар» мне надоест, захочется чем-нибудь его заменить. И будет нечем.

@музыка: Vaux, Larkin Grimm, I Am Kloot

04:40 

Осенний
где-то в далёком будущем
я пишу
о далёком прошлом
тот же стул
тот же стол
та же фигня

из кардинального нового
календарик в офисе

сегодня у меня плохие прогнозы

17:30 

Осенний
Я путешественник в душе
И мореплаватель немного
Биолог, скульптор и вообще
Люблю тернистые дороги

Бывает, встану поутру
Понурый, заспанный и серый
И не боясь, что утону
Ныряю в воду с мыльной пеной

Бывает, выйду погулять
Забыв ключи от домофона
Но нет причины унывать
Когда гуляешь по балкону

Бывает, еду на метро
Не зная номер электрички
Когда темно сидеть в кино
Отважно зажигаю спичку

Порой мне кажется, что я
Герой какой-то странной книжки
Сюжета линия скучна
Но лишь отчасти и не слишком

И как-то всё оно вот так.

@темы: рифмы

15:04 

Осенний
Никакой новогодней сказки
Никаких фейерверков
Здравствуй
Новый круг на пути планеты
Оливье, на полу котлеты
Дед Мороз – человек с зарплатой
Борода и мешок из ваты
Очень пыльно вокруг от снега
Снег не лепится
Снег калека
Навалило его немало
Только мне всё равно
Я старый

@темы: рифмы

URL
18:42 

лунный праздник

Осенний
Жил был лунный человек. Мог пойти куда-нибудь, свернуть не там и оказаться на Луне. А потом объяснять, что опоздал на встречу или свидание потому, что находился на расстоянии трёхсот с половиной тысяч километров. Впрочем, лунного человека это оправдывало редко. До Луны, конечно, не близко – лет двенадцать прогулочным шагом, – но надо лучше рассчитывать своё время. Лучше планировать. Если опаздываешь, выйди пораньше, ускорь шаг, не копайся. А лунный человек планировал плохо. Или вообще не планировал. Не было у него крыльев для этого и хвоста. Воздух на Луне какой-то не такой. Взмахнёшь руками, прыгнешь... и обратно в грунт. Только глубже завязнешь. Как тут планировать? Кругом какие-то ёлки, снегопад, толстяки в красных трико, а у лунного человека кратеры и камни. Он ставит друг на друга булыжники льда, украшает их маленькими метеоритами, подсвечивает фонариком на ручном моторе и смотрит в небо. Где-то там, на другой планете большой планетарной праздник. А здесь на Луне с её годами это дело обычное. И банка со стеклом вместо колокольчиков.

17:38 

стул

Осенний
Жил был стул. Обычный, со спинкой и матерчатой обивкой. Все стулья как стулья, а этот именно был и жил. Внешне он мало чем отличался от своих братьев по соснам и берёзам. До какого-то момента не отличался и содержанием. Стоял в углу комнаты и ничего не делал, ни о чём не думал. А однажды начал. Как-то само собой у него это вышло. Сначала мысли были бессвязные и непонятные, потом стул сочинил себе язык, дал имена окружающим предметам и явлениям. Вазу назвал вазой, люстру – люстрой, людей – людьми. А в количестве одной штуки – человеком. Но так как язык у Стыла был свой собственный, поговорить ему было не с кем. И ходить он не умел, чтобы куда-то пойти. Рта не было, чтобы звуки какие-то издавать. И двигался Стул слишком медленно, чтобы кто-то это замечал. Кстати ваза тоже умела размышлять и сочинять. И люстра. И большая часть входящих и выходящих людей. Но ни у кого из них не было стульно-вазочного или люстро-человеческого словарей. Поэтому никто ни о ком не догадывался.

Вот я всё говорю со стенами, говорю... А, быть может, я для них – что они для меня. Неживой будто. И это ж через 3 дня Новый Год! Ни подарков, ни отпуска, ни планов, ни ёлки. Только петард три коробки.

Море радости и веселья

главная